Компенсации за утрату жилого помещения.

Согласно статье 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеет право на разовую компенсацию за счет казны Российской Федерации (пункт 1); компенсация, предусмотренная пунктом 1 данной статьи, выплачивается в случае, если по не зависящим от указанных лиц причинам в соответствии с вступившим в законную силу решением суда о возмещении им вреда, причиненного в результате утраты указанного в данной статье имущества, взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению; размер данной компенсации исчисляется из суммы, составляющей реальный ущерб, но не может превышать один миллион рублей (пункт 2); порядок выплаты Российской Федерацией компенсации, предусмотренной пунктом 1 данной статьи, устанавливается Правительством Российской Федерации (пункт 3).

Судебная практика по применению ст. 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» до недавнего времени складывалась таким образом, что суды, при вынесении решений по заявленным требованиям, возникновение права гражданина на получение разовой компенсации связывали не только с доказанностью самого факта лишения добросовестного приобретателя собственности и отсутствия возможности взыскания денежных средств по исполнительному листу, но и с наличием факта незаконных действий государственных органов по государственной регистрации прав на недвижимое имущество, в результате которых собственник лишился недвижимого имущества.

В результате вышеизложенной позиции судебных органов удовлетворение требований о выплате компенсации за утрату права собственности на жилое помещение по основаниям, предусмотренным ст. 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» производилось довольно редко.

Иной подход к разрешению судами споров данной категории определил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 14 мая 2012 г. N 11-П и от 4 июня 2015 г. N 13-П.

Конституционный суд разъяснил, что институт государственной регистрации прав на недвижимое имущество введен федеральным законодателем как призванный обеспечивать правовую определенность в сфере оборота недвижимого имущества, с тем чтобы участники гражданских правоотношений имели возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2012 г. N 11-П).

Недостоверность данных государственного реестра может быть обусловлена как неправомерными действиями самого регистрирующего органа, так и иными обстоятельствами.

Как предусмотрено ст. 31 «Ответственность при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», органы, осуществляющие государственную регистрацию прав, не несут ответственности за законность сделки, если такая сделка была нотариально удостоверена (абз. 4 п go to this web-site. 1).

В то же время, институт разовой компенсации собственнику (добросовестному приобретателю) такого специфического вида имущества, как жилое помещение, в том числе в качестве материальной гарантии права на жилище, предназначен для случаев, когда собственник жилого помещения не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также когда от добросовестного приобретателя жилое помещение было истребовано и если по независящим от них причинам в соответствии с вступившим в законную силу решением суда о возмещении им вреда, причиненного в результате утраты указанного имущества, взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению.

Указанный правовой механизм имеет своей целью не полное возмещение причиненного лицу ущерба, а частичную компенсацию возникших негативных последствий, стимулирование участия в обороте жилых помещений, а в некоторых случаях — также дополнительную гарантию права на жилище. При этом, по смыслу ст. 31.1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», непременным условием выплаты компенсации является то, что лицо предприняло необходимые усилия к восстановлению нарушенного права в обычном порядке, но по независящим от него обстоятельствам не достигло успеха.

Положения данной статьи, таким образом, в силу своего предназначения не требуют установления обстоятельств, свидетельствующих о совершении регистрирующими органами неправомерных действий, — подобные действия влекут ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, их должностными лицами, в соответствующем гражданско-правовом порядке.
Не предполагается при этом и исследование вопроса о приведших к утрате собственником (добросовестным приобретателем) жилого помещения правомерных действиях регистрирующего органа.

Таким образом, государство в указанном случае выступает не как сторона в отношениях юридической ответственности, не как причинитель вреда и не как должник по деликтному обязательству, а как публичная власть, организующая систему компенсации за счет казны Российской Федерации собственникам жилого помещения, которые не могут его истребовать от добросовестных приобретателей, и добросовестным приобретателям, от которых было истребовано жилое помещение (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2015 г. N 13-П).

Принимая во внимание указанную позицию Конституционного суда РФ Верховный суд РФ в Определении от 16 июня 20015г. № 39-КГ15-2 по конкретному делу оставил без изменения решение Ленинского районного суда г. Курска от 3 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 13 августа 2014 г., которыми были удовлетворены исковые требования о взыскании в пользу истца разовой компенсации за утрату права собственности на домовладение. Кассационная жалоба Министерства финансов Российской Федерации была оставлена без удовлетворения.

Адвокат Панасюк В.И.